casual-2-oksana-robski-poster

Brocard

brocard

История компании Брокард началась еще в середине XIX века, когда сын известного французского пар­фюмера Атанаса Брокара Генрих в 1861 году приехал в Россию искать свое счастье и спустя три года осно­вал собственное мыловаренное дело.

С детства подготовленный отцом к профессии «нюхача», Генрих непло­хо разбирался в производстве арома­тов и обладал куда более необходи­мыми качествами для достижения успеха: здравым смыслом, упорством и коммерческим чутьем.

Все это по­зволило потомкам называть Генриха «абсолютным гением рекламы»,

В Москве Генрих Афанасьевич Брокар сначала получил место лабо­ранта на одной из парфюмерных фаб­рик.

Француз-лаборант, знающий секреты технологии и парижскую парфюмерную моду, был значимой фигурой.

Для него эта работа стала способом познакомиться со страной, которую он собирался покорить.

В процессе работы Генрих создал технологию изготовления концен­трированных духов, внедрение ко­торой сулило большие прибыли.

Не имея возможности самостоятельно использовать это открытие, он про­дал ноу-хау французской фирме «Рур Бертран», а на вырученные 25 тыс. франков организовал соб­ственное предприятие.

В 24 года француз открыл свою первую мыловарню, которая распола­галась в конюшне, где три работника производили в день от 60 до 120 кусков мыла.

Брокар надевал свой лучший костюм и на пролетке развозил товар по мелочным лавкам.

По совету жены, выросшей в Рос­сии бельгийке Шарлотте Реве, кото­рая стала настоящим партнером мужа в производстве, на каждом куске мыла стали печатать буквы русского алфавита, а само мыло де­лать в форме рыбки, зайчика, мор­ковки.

Мыло назвали «Детское» и стоило оно всего копейку.

«Копеечное» мыло пришлось на­роду по вкусу — и дешевое, и на вид оригинальное, можно как гостинец детям с ярмарки привозить.

Дела Брокаров пошли в гору.

Да так, что уже осенью 1869 года они перебра­лись в собственный особняк на Мытной улице, а по соседству при­обрели еще несколько домов — для фабрики.

Идея, превратившая лаборато­рию Брокара в одно из крупнейших предприятий России, заключалась в том, что мыть руки с мылом и благо­ухать одеколоном могут не только представители социальной элиты.

Выпуск «Народного мыла» (именно эти слова были написаны на этикет­ке), кусок которого стоил одну ко­пейку, произвел настоящую сенсацию.

Самое многочисленное сосло­вие становится потребителем брокаровской продукции.

Парфюмерия для Брокаров стала не просто способом зарабатывания денег, но и настоящей страстью.

Шарлотта Андреевна занималась ди­зайном упаковки, придумывала на­звание для продукции и прекрасно вела переговоры.

Помимо мыла на фабрике стали производить пудру «Лебяжий пух», помаду «Румяш крем «Снежинка».

Все в ярких упаковках, с красивыми этикетками, которые народ расклеивал на стенах и коллекционировал, словно открытки. Созданное Генрихом «Товарище парфюмерного производства  в Москве Брокар и компания» господствовало на российском рынке.

Трудно сказать, Генриху или Шарлотте первому пришла идея составлять наборы, предназначен для демонстрации образцов товара.

Эти наборы в нарядной упаковке вскоре стали самой популярной продукцией фирмы.

С тех пор стало принято комбинировать изделия, создавая из них серии, или, как теперь принято выражаться, линии.

Однако честолюбивый Генрих мечтал выпускать духи, которые смогут конкурировать с самыми известными французскими.

Посетив ряд европейских производителе парфюмерии и обеспечив поставки цветочных эссенций, Генрих Афанасьевич приступил к выпуску одеколона «Цветочный», выход в свет которого сопровождался эффектной рекламной акцией.

На Всероссийской промышленно-художественно выставке 1882 года был построен фонтан, из которого вместо воды бил одеколон. Посетители бросали в фонтан платки и пиджаки, а потом долго благоухали как цветы.

Так же, как и «Народное мыло», «Цветочный» стал первым массовым одеколоном в России.

Когда в столицу пожаловала Великая княжна Мария Александровна, на приеме в Кремлевском дворце Генрих решил пойти «ва-банк».

Низко кланяясь, он преподнес высокой гостье изысканный букет из… воска. Когда княжна наклонила голову к цветам, ее восхищению не было предела — искусственные розы, ландыши, нарциссы благоухали, как настоящие, каждый своим ароматом!

На изумленные возгласы княжны, что такого чуда она не встречала во всей Европе, Брокар скромно произнес: «В Европе — нет, а в Москве — есть».

Этот шаг стал для Брокара единственно верным, так как уже через неделю он был удостоен звания поставщик Российского Императорского двора, а оборот фирмы увеличился в 40 раз.

Хотя Брокаровская парфюмерия регулярно получала призы и дипломы на международных выставках, на фирме работали лучшие технологи Европы, завоевать место на рынке элитной парфюмерии было непросто.

Брокар изобрел изящный способ продемонстрировать покупателям, что они ничего не понимают в хороших духах.

В присутствии свидетелей в брокаровские флаконы были разлиты духи одной из наиболее известных французских фирм «Любрэн».

Духи поступили в продажу, однако значительная часть флаконов была возвращена в магазин с жалобой на низкое качество.

Привередливые покупатели были публично уличены в неспособности самостоятельно определить качество духов.

Эта история широко использовалась для доказательства того, что российская парфюмерия на самом деле не уступает французской.

В 1889 году на выставке в Париже представленные Брокаром духи «Персидская сирень» получили «Гран-при».

После ошеломляющего триумфа во Франции они стали «парфюмом номер один» и в России.

«Персидская сирень» целых три де­сятилетия пользовалась огромным спросомувсех слоев населения.

Эти духи считались признаком тонкого вкуса и хорошего тона.

Наконец Ген­рих добился своей цели: он стал пар­фюмером с мировым именем, а обо­рот фирмы составлял в середине 1900 года 2,5 миллиона рублей.

Однако в год триумфа у Генриха стала пошаливать печень — профес­сиональный недуг парфюмеров, на лечении в Каннах в возрасте 64 лет «маэстро запахов» не стало.

К 1917 году фирма Брокар, воз­главляемая после его смерти сначала Шарлоттой, а затем их детьми, дос­тигла зенита.

Обороты её выросли в 750 раз.

Да и после 1917-го, уже без упоминания основателя, продукцию фирмы продолжали выпускать десят­ки советских лет.

С того памятного дня 1864 года, когда из бывшей ко­нюшни в Теплом переулке на улицу впервые донесся аромат душистого мыла, прошло без малого 140 лет.

Од­нако и сегодня это имя продолжает свою историю.

Вернее, это уже со­всем другая история, но которая яв­ляется не менее достойным, чем на­чало, продолжением самого прекрас­ного в мире дела: делать людей краси­выми.

И имя у этого дела сегодня — Брокард Парфюмс.

Современный концерн Brocard Parfums GmbH, сохранив традицию служения красоте, представляет самую крупную на сегодняшний день в Укра­ине сеть мультибрендовых магазинов парфюмерии и косметики BROCARD).

Каждый магазин, сохраняя корпора­тивный стиль, имеет свою изюминку в оформлении интерьера, что делает пребывание в нем удовольствием.

В каждом из них представлены линии известных мировых брендов — самый широкий ассортимент парфюмерной и космети­ческой продукции в широчайшем це­новом сегменте.

Прошедшие стажи­ровку у представителей брендов про­давцы-консультанты всегда готовы прийти на помощь в определении так­тики ухода за кожей лица и тела и вы­работке «стратегии обольщения».

Уходя традициями в XIX век, BROCARD и сегодня дарит всем клиен­там не только первоклассную продук­цию на любой вкус и кошелек, но и пре­красное настроение.

Ароматы Brocard

Новости Brocard

Фотографии Brocard